18+
подработка уборщицей в вечернее время в томске
Опубликовано:

Подработка уборщицей в вечернее время в томске

Добро пожаловать

Мы рады приветствовать вас на нашем сайте

Логика подсказывала послать разведчиком Патрика. Ричард с Максом снабдили его исчерпывающими инструкциями: ему надлежало отправиться в зал, подняться по пандусу в Нью-Йорк; затем, пользуясь фонариком и переносным компьютером, он должен был добраться к северному берегу острова и проверить, находятся ли возле него лодки. Какими бы ни оказались результаты исследования, ему следовало возвратиться прямо в убежище и дать им полный отчет.

- Запомни одно, - проговорил Ричард. - Это крайне важно: если ты заслышишь октопаука или солдата, немедленно поворачивай и возвращайся к. И еще: ни при каких обстоятельствах ни один человек не должен увидеть, как ты спускаешься в это подземелье. Ты не вправе сделать ничего такого, что может поставить под угрозу жизнь всех остальных. Макс настоял, чтобы Патрик взял с собой одну из двух винтовок.

Ричард и Николь не возражали. После того как все попрощались с ним и пожелали успеха, Патрик отправился на разведку. Но, отойдя всего лишь на пять сотен метров по тоннелю, он услышал перед собой шум. Патрик остановился, чтобы прислушаться, однако не мог понять, что это за звук.

Он прошел еще сотню метров и тут стал кое-что различать. Патрик прислушался: впереди можно было различить шуршанье металлических щеток, сопровождаемое характерным свистом. Послушав несколько минут и вспомнив про наставления, Патрик вернулся к семье и друзьям. После долгих разговоров его вновь отправили на разведку. На этот раз ему велели по возможности приблизиться к октопаукам и посмотреть, чем они заняты. Возле зала он опять услышал шелест щеток. Но когда, наконец, Патрик вышел к подножию пандуса, октопауков там не оказалось.

"Куда же они надевались?" - удивился. Первым его желанием было повернуть назад - вернуться туда, откуда пришел. Но, поскольку Патрик еще не встречал октопауков, он решил, что можно подняться наверх, выйти в Нью-Йорк и выполнить задание. Однако буквально через минуту Патрик с удивлением обнаружил, что выход из логова октопауков наглухо перекрыт металлическими стержнями, обмазанными похожим на цемент материалом.

Безусловно, новая крышка была чересчур тяжела, чтобы люди могли сдвинуть. "Октопауки потрудились, - подумал он, - но зачем им закупоривать нас?" Прежде чем вернуться с отчетом, Патрик обозрел зал и обнаружил, что один из четырех исходящих из него тоннелей также перекрыт прочной дверью или воротами. "Похоже, что именно этот тоннель вел к каналу", - подумал. Патрик провел в зале около десяти минут, стараясь услышать звуки, выдающие приближение октопауков, но ничего подозрительного не услышал.

- Итак, ваши октопауки никогда не предпринимали никаких враждебных действий. - раздраженно бросил Макс. - Так какого черта они делают.

Мы попали в клепаную ловушку. - Он энергично затряс головой. - Вот что - глупо было даже лезть. - Пожалуйста, Макс, - проговорила Эпонина.

- Давай не будем спорить. Ссоры между собой не помогут. Все взрослые, за исключением Наи и Бенджи, сходили за километр к залу, чтобы собственными глазами увидеть, что сделали пауки. Люди действительно оказались закупоренными внутри логова. Два из трех открытых тоннелей, выходивших в зал, привели их к вертикальной шахте, третий же, как они быстро обнаружили, оканчивался в пустом хранилище, из которого не было - Нужно срочно что-то придумать, - сказал Макс.

- У нас осталось еды только на четыре дня, и я не имею представления, где здесь можно добыть - Извини, Макс, - возразила Николь, - но я все-таки полагаю, что Ричард решил правильно. Если бы мы остались в своем подземелье, нас захватили бы в плен и отвели в Новый Эдем, а там наверняка казнили.

- Может быть, и казнили, - перебил ее Макс. - А может быть, и. Детей пощадили бы, и Бенджи с доктором. - Подобные предположения имеют чисто теоретический интерес, - проговорил Ричард, - и никак не связаны с нашей главной проблемой, а именно: как нам теперь жить.

- Ну, хорошо, гений, - съехидничал Макс. - Все это твоя затея. И что же ты предлагаешь нам делать. На этот раз вновь вмешалась Эпонина. - Макс, ты несправедлив.